Про маяк и про моря

80 лет маяк на мысе Басаргина надежно обеспечивает безопасность мореплавания в проливе Босфор Восточный, образуя вместе с маяком на острове Скрыплева входные ворота во Владивосток — крупнейший российский порт на Дальнем Востоке. Как и большинство маяков, башня окрашена горизонтальными красными и белыми полосками. За время своего существования маяк оброс легендами.

Свет на этой башне оберегает корабли от опасных скал и отмелей вот уже восемьдесят лет. Для маяка этот возраст – расцвет молодости. Но, попадая на мыс Басаргина, ощущаешь – время здесь если не остановилось, то уж точно замедлило свой ход. Здесь многое – как и десятки лет назад. Чистейшее море, камни и даже ступеньки в скале, ведущие к маяку. Их в далеком 1937 высекали вручную.

Светлана Садовая, корреспондент:

«С материком маяк Басаргина соединяет удивительная конструкция, вот такой подвесной мост длиной более 70 метров, свой первозданный вид он сохраняет более 40 лет, и, как 40 лет назад, проход по нему запрещен без специального разрешения начальника маяка».

Скалистый берег, подводные и надводные камни, частые туманы, ветра – вход в бухту Золотой Рог и порт Владивосток – сложный район для навигации. И почти сто лет назад, в 1919 году, возле мыса Басаргина разбилось неизвестное судно. Через два года – в 1921 году  — здесь появилось первое навигационное оборудование – туманный колокол.

Алексей Степков, начальник маяка Басаргина:

«Есть старые фотографии, когда судно стоит, прямо вот здесь, уткнувшись в мель, и, может, это и дало толчок, чтобы здесь поставили знак святящийся».

Свет на мысе Басаргина появился только в 1935 году. На простом белом деревянном столбе установили светооптический аппарат с ацетиленовой горелкой. А в 1937 году построили первый маяк – он был железным, и его свет был виден за 10 морских миль или почти 19 километров. Восьмигранную каменную башню высотой 8 метров возвели спустя почти 20 лет — когда потребности мореплавания в этом районе выросли. Ее строительство обошлось государственной казне в 136 тысяч рублей. Тогда же свет на маяке Басаргина стал зеленым. Таким и остается по сей день.

Алексей Степков, начальник маяка Басаргина:

«Наша легенда —  это собака, которая здесь где то бегает, кличка ее Чума, она лишилась ноги, … мы всем показываем, насколько чревато вторжение в личную жизнь таких птиц, как чайки». 

Еще один обитатель маяка и большой друг смотрителя Алексея Степкова – маламут Деки. Ему всего восемь месяцев, но на полуострове для Деки не существует запретных мест. Вместе с Алексеем он по несколько раз в день обходит свои владения. Жизнь на маяке, хоть и незаметная для посторонних глаза, кипит, не затихая. И люди здесь особенные.

Алексей Степков, начальник маяка Басаргина:

«Надо же и красить, чистить все, смазывать периодически, где то что то менять, какие то детали, человек должен грамотным быть и организатор».

Сегодня безопасность плавания в проливе Босфор Восточный обеспечивает современная аппаратура. Свет на маяке зажигают удаленно, а башню открывают только для техобслуживания. Звуковой сигнал издает электромагнитная установка – наутофон. Ее излучатели вынесены на башню маяка – в тумане низкий звук наутофона слышен на несколько миль. Маяк на мысе Басаргина  и маяк на острове Скрыплева — это морские ворота в порт Владивосток, проходя которые, моряки заканчивают считать мили, проведенные в рейсе. Судно вернулось домой.

Алексей Степков, начальник маяка «Басаргина»:

«Все маяки зажигаются синхронно, в одно и то же время, регламентирует это соответствующий документ, который называется таблица освещения. В нем указано время включения, и время выключения маяков. Если маяк загорелся, значит все в порядке».

Сегодня, несмотря на все спутниковые навигационные системы, свет маяка, как и почти 100 лет назад, для моряков по-прежнему остается надежным ориентиром в бескрайнем океане.