Жизнь — не сахар: воспитаннику детдома нужна помощь приморцев

Данила Индина предали дважды: родители отказались от него еще в роддоме. Опекуны — вернули в детский дом уже в сознательном возрасте. Однако мальчику крайне требуется повышенное внимание: у него сахарный диабет первого типа.

Режим – это понятие в жизни 11-летнего Данилы Индина стало основополагающим. 6 лет он страдает от сахарного диабета 1-го типа. Медицинская карта мальчика уже не умещается в детской руке. Медсестра Ольга Хлыстова за Данилом следит круглосуточно – сменяет ее доктор детского дома.

Ольга Хлыстова, медсестра
Высокий сахар – тоже нужно полежать, низкий – тоже нужно. Вот эти перепады конечно, не очень для него. Он приходит, У него начинает кружиться голова, мы меряем сахар. 3, 2, 1и 6 даже, я говорю – Данил, ты ляжь – полежи. Нет, мне все, у него же еще характер этот…

Врачи уверены: сахарный диабет развился у мальчика на фоне стресса: мама отказалась от него еще в роддоме. Практически всю сознательную жизнь Данил рос в семье опекунов. Однако 2 года назад его снова вернули в детский дом. Эту историю он не хочет вспоминать.

Данил Индин
«Они к тебе не приезжают? — Нет. — А ты бы хотел? — Да.

Данила предали дважды. Теперь вся отвественность как за моральное состояние мальчика, так и за физическое – на работниках детского дома. Тему семьи здесь стараются не поднимать – весь упор делают на контроле за физическим состоянием. Мальчику требуется по 6 уколов день. Причем все – по инъекции – по жесткому расписанию – оно висит в каждом кабинете, даже в игровых комнатах.

Николай Яхонтов, директор КГОКУ «Детский дом №2»
Ну вот эта вот ответственность не допускает какого-либо легкомыслия. Стоит прозевать – это обморок, кома. И последствия непредсказуемы.

Режим отражается не только на приеме лекарств и инъекций – у мальчика особе меню, да и список развлечений.

Николай Яхонтов, директор КГОКУ «Детский дом №2»
Конечно, там ограничения есть: мы его в кино не пускаем, потому что там сидеть нужно 2 часа, забудется – сахар подскочет, а надо померить. А там возможности такой нету. В кино я его не пускаю.

Единственный выход для контроля сахара – покупка инсулиновой помпы. Вместе с расходниками она стоит 208 тысяч рублей. Таких денег у детдома нет: учреждение это не медицинское, поэтому государство выделяет в год лишь по 400 рублей на каждого, чтобы хватило хотя бы на самые элементарные медикаменты. Дорогостоящие полоски для измерения сахара сотрудники детдома сегодня покупают на собственные средства.

Николай Яхонтов, директор КГОКУ «Детский дом №2»
Конечно же помпа – нам была бы очень кстати. Это не полоски, она бы спокойно определяла сахар. Это нам бы конечно облегчило задачу следить за этим сложным мальчиком.

А вот в спортивных тренировках мальчика все же стараются не ограничивать: несколькими видами борьбы и подвижными играми занимается под жестким контролем. А футболом может заниматься с утра до вечера. Да так – что в скором будущем сможет помериться мастерством с профессионалами.

Данил Индин
Могу быть вратарем, могу нападающим – могу быть в поле, могу быть нападающим.

Посвятит ли Данил Индин жизнь футбольной карьере – покажет время. Помимо спорта у мальчика – широкий круг интересов: любит ходить в школу, занимается творчеством. Но сейчас как никогда ему нужна ваша помощь: собрать средства детскому дому помогает Русфонд. Принять участие в сборе – очень просто – достаточно на короткий номер 55 42 отправить смс со словом «Дети». Стоимость услуги – 75 рублей. Однако, справиться со скачками сахара в крови – поможет не только аппарат, и врачи и сотрудники детского дома уверены: забыть о заболевании мальчику поможет только любящая семья.