38-я параллель: Почему северокорейские военные задерживают российские спортивные яхты

Тридцать восьмая параллель – морская зона с повышенной напряженностью. Именно на этой широте сталкиваются воды Северной и Южной КореиИ именно по ней двигаются маломерные суда, идущие из Южной Кореи во Владивосток.
Так, 13 июня из города Пхохан вышла яхта «Каталекса» и в скором времени была задержана северокорейскими военными.

Александр Сидоренко, капитан яхты «Каталекса»
Обратил внимание, что в нашем направлении перерезающим курсом двигается группа кораблей. Один большой типа нашего МРС и штуки 4 или 5 маленьких рыбацких суденышек. Вот они всем флотом за мной и гнались.
Не было понятно, что это официальные лица. Если б это был сторожевой корабль, я бы, конечно, сразу остановился.
Здесь было совершенно непонятно — какие-то рыбаки что-то себе возомнили.
И когда только подошли, тогда на борт спустились уже три военных в официальной форме с оружием.

Это уже не первый случай, когда представители северокорейского морского флота задерживают владивостокское судно. В мае прошлого года после соревнований в Пусане возвращалась домой спортивная яхта «Элфин». В 86-ти милях от берегов Северной Кореи яхту остановили сразу два судна. Но, почему-то, не военных.

Андрей Сигида, член экипажа яхты «Элфин»
Нас остановило северокорейское судно рыбацкое. Мы начали маневрировать, не подчинялись требованиям об остановке. Появилось второе, в итоге нас зажали, закидали углем, камнями, бутылками. Вынуждены уже были остановиться, сдаться, когда уже человек запрыгнул на наш борт.
Дальше нас взяли на буксир, капитана взяли на борт одного из рыбацких судов этих и дотянули до порта Кимчхе.
Дальше нас встречали уже пограничные власти с утра.

Как объяснили члены экипажа, морская государственная граница Северной Кореи начинается в 12-ти милях от берега. Получается, находясь более чем в 70-ти милях от границы, «Элфин» имел полное право не подчиняться приказам об остановке и продолжать следовать проложенному курсу.

Александр Филиппенко, член экипажа яхты «Элфин»
У них черные железные суда. Они все измазаны гудроном, чтобы не ржавело.
Мы так до сих пор и не очистили это все. Нас зажали клещами, яхта уже начинала трещать. То есть еще б немного и мы бы просто пошли на дно. Там бы нас уже точно никто не спасал. Это наш единственный дом был. Единственный шанс вернуться домой.
Это кусочек нашей России, как говорится, был.

Прошел год, экипаж «Элфина» так и не получил официального ответа на вопрос, почему их задержали.
Но у членов экипажа есть своя версия.

Андрей Сигида, член экипажа яхты «Элфин»
В начале хотели, видимо, остановить, посмотреть, что на лодке ценного. Такое уже случалось с нашими судами с нашего яхт-клуба.
Забирали ценные куртки, телефоны, продукты и отпускали восвояси. Мы пока маневрировали, появилось второе судно. Видимо, как-то переговорили там с собой, как бы с нами сделать и решили уже останавливать.
А когда началась агрессия, драка, они задний ход не стали давать, а решили дотянуть нас до берега и сдать властям. Чтобы мы уже выглядели как злодеи, так как сопротивлялись.

Как рассказал председатель крейсерского комитета Федерального парусного спорта Сергей Беляев, документ с рекомендациями для моряков уже разработан. Новая инструкция будет объяснять, что делать экипажу при несанкционированном захвате в международных водах. Но, по словам Беляева, несмотря на все инструкции, от новых захватов никто не застрахован, ведь Северная Корея — государство режимное, а потому и бдительность проявляет повышенную.

Александр Филиппенко, член экипажа яхты «Элфин»
Конечно, мы переживаем! Мы и сейчас в этом году переживали, когда шли, очень сильно. Взяли уже 120 миль, когда шли.
Мы стоим, — нас опять будят. Мы выходим и наблюдаем рыбаков. Смотрим по карте, понимаем, нам остался буквально час до наших вод. Тут они меняют курс и идут прямо на нас. Подумали, что опять нас ждет уикенд в Северной Корее. Напряглись слегка.

Уже 27 июня состоится президиум, где представители Федерального парусного спорта примут новые рекомендации для моряков. Как уточнил Сергей Беляев, самое главное, что нужно сделать морякам при задержании — не поддаваться на провокации и при первой возможности подать сигнал специальным службам, чтобы уже они связались с консульством и родственниками экипажа.