Наркомания во Владивостоке — ситуация удручает

В таком состоянии любое прикосновение вызывает сильную боль. Это ломка. Все пациенты здесь — в тяжелом состоянии, они наркоманы. Главная задача врачей – привести их в чувство. Многие не понимают даже, где находятся.
Ольга Свечина почти 35 лет работает медсестрой в краевом наркодиспансере. Но адаптироваться и очерстветь душой не смогла. Эта маленькая женщина может не только накормить или поставить капельницу, при необходимости – даже усмирит буйного пациента.

Ольга Свечина, палатная медсестра
Он неадекватный, идет туда, зачем сам не знает, что он может сделать, я не знаю, вчера с окна его снимали, прыгал по окнам, ну а как, только так, за руку и отвела, положила, надоест бегать, придется меры принимать

Каждый день в краевой наркологический диспансер попадает 3-4 человека. Больше половины — женщины. Кого-то привозят родственники, но многие здесь прямо с улицы. Их подбирает полиция. Дальше — долгий и тяжелый процесс излечения. Но выдержать пытку ломкой и депрессией способны не все, большинство вновь садится на иглу.

Владимир Самович, зав. отделением неотложной наркологической помощи Приморского краевого наркологического диспансера
Есть два этапа, первый когда просто больно, когда болят мышцы, суставы. Смертность среди алкоголиков и наркоманов колоссальная, практически учесть ее нереально.

Эта фотография – гордость заведующего. На ней пациенты, которые вылечились от зависимости, и не употребляют наркотики больше десяти лет. Но это скорее исключение из правил.

Алексею 33 года, на игле парень с 19. За четырнадцать лет потерял все – семью, друзей, здоровье. Зато приобрел гепатит и ВИЧ инфекцию. Он перепробовал все виды наркотиков, и уже пытался вылечиться. Но не смог. Это вторая попытка.

Алексей, наркоман
Я хочу завязать с веществами, которые изменяют сознание

Уберечь близких от наркотиков можно, убеждены врачи. Большую роль играет социальная профилактика и спорт. К слову, статистика по наркозависимым во Владивостоке за последние годы не ухудшилась. Меньше их не стало, но не стало и больше.